Игорь Боев: За Родину, за Победу, вопреки вселенскому злу!

Сегодня наш собеседник самый, пожалуй, известный не только в крае, но и в России психиатр, заслуженный врач Российской Федерации, член-корреспондент Академии военных наук, доктор медицинских наук, профессор,

Сегодня наш собеседник самый, пожалуй, известный не только в крае, но и в России психиатр, заслуженный врач Российской Федерации, член-корреспондент Академии военных наук, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии, директор Клиники пограничных состояний Ставропольского государственного медицинского университета Игорь Викторович Боев.
– Игорь Викторович, многие говорят о том, что сейчас, спустя больше года после начала Специальной военной операции на Украине, и наша страна, и все мы, ее граждане, стали другими. С одной стороны – некоторые вчерашние лидеры общественного внимания, те же известные артисты, после объявления СВО сбежали из страны. Через год, в момент объявления частичной мобилизации, последовала «вторая серия» – мы наблюдали постыдное массовое бегство от призыва молодежи опять же через границу.
С другой стороны, СВО породила просто невиданное до сих пор волонтерское и добровольческое движение. Люди, о которых никто еще вчера ничего не знал и которые как мышки тихо жили каждый в своей «норке», вдруг вышли на первый план. Собирают средства на бронежилеты с беспилотниками, плетут маскировочные сети, делают окопные свечи, готовят домашнюю еду для тех, кто на передовой… Число мужчин, добровольно ушедших на фронт, уже давно перевалило за сто тысяч. Вы, как человек, профессионально изучающий состояние общества, его личностную составляющую, по большому счету, здоровье нации, тоже считаете, что мы проснулись в другой стране? Или это всего лишь красивое преувеличение?
– Психиатрия – самая социальная наука из всех, которая объясняет, помогает понять многие явления, происходящие с людьми и обществом в целом. Психиатры давно научились объяснять влияние острого и хронического стресса (экономического, информационного, военного, политического) на переживания человека, на изменения функциональной активности ряда органов и систем, когда формируются психосоматические или личностные расстройства. У человека, к примеру, «трескалась кожа на подушечках пальцев рук и сочилась кровь» и никто не мог понять, что происходит, несмотря на результаты многочисленных анализов и консультаций у специалистов. И только длительная и откровенная беседа позволила понять глубокие интимно-психологические переживания, связанные со взаимоотношениями среди коллег и друзей. Пациент поехал в санаторий, и там все мгновенно прошло, вернулся – и все возобновилось. Причины переживаний не были устранены. Смысл психотерапии в том, чтобы пациент «сам догадался» о причинах психодерматологического расстройства. Все объяснимо, если исходить из социально-биологической природы человека, когда набор личностных, психологических и психических особенностей конкретного человека, предопределяет поведение и переживания.
В течение жизни человек меняется. Условно, в 20–30 лет он с одними взглядами на жизнь, в 40 – другой, и к тому же отрицает себя тридцатилетнего, в 50–60 уже третий, и опять не совсем со своим прошлым согласен… Известная народная поговорка «Не меняются только камни и дураки» как раз по это.
Многие из нас имеют своего рода врожденную конституциональную предрасположенность, несовершенство органов и тканей, что предрасполагает человека к тем или иным заболеваниям. И это не противоречие с вышесказанным, скорее – диалектическая взаимосвязь. Людей в рамках этой самой «врожденной изменчивости органов, тканей, мозга» можно условно разделить на три диапазона: диапазон психологической и психической нормы, диапазон пограничной аномальной личности (ПАЛ) и диапазон психопатии. С последней из этих трех категорий все изначально предельно ясно. Обычно ее представители быстро знакомятся с правоохранительными органами и отправляются или на принудительное лечение или «в места не столь отдаленные». Ясно и с первым диапазоном нормы. Они – убежденные патриоты своей Родины, своего рода социальный хребет нации, профессионально говоря, акцентуанты, которые стабильны, гиперпозитивны и высоко ответственные люди. Они всегда готовы брать на себя ответственность в принятии решений, всегда добиваются результата, за счет природной смекалки и рационализма. Окружающие всегда им верят, полагаются на них и не обманываются в этом. Именно из акцентуантов вырастают директора предприятий, школ, медучреждений, наконец, полководцы, руководители государства, ученые – все те, кто оставляет свой след в истории своей малой Родины.
Все намного сложнее со второй категорией, с теми, кто относится к диапазону пограничной аномальной личности (ПАЛ). Эта категория имеет особые врожденные психологические и психические особенности, которые «заставляют» их делать все наоборот, вопреки…  Эти люди живут тихо, ничем не проявляя себя, когда в обществе примат закона, когда все стабильно они стараются ничем не выделяться. Но как только наступает время крутых перемен, например, перестройка, ближе к нам начало СВО как раз и есть такое время, когда они весьма отрицательно начинают себя проявлять. И движение может идти в две противоположные стороны: и к диапазону нормы, когда в человеке просыпается патриотичность, и он готов идти сражаться за страну. И к диапазону психопатии, когда возникает паника, крики «все пропало» и соответствующие действия, вплоть до бегства за границу.
– Недавно я общался с женщинами, которые вяжут маскировочные сети. Небогатые, живут на зарплату, у всех дети. Но находят время по час – два стоять за рамой и плести. И достают свои деньги, порой последние, когда собранного не хватает оплатить поставщикам основу или ткань. Движет ими только одно: даже если наша работа одного на фронте спасет, уже хорошо, уже не зря…
– Это люди со стержнем, те, у кого и совесть есть, и стыдливость не дает отсиживаться в стороне, и патриотизм. В них сработал инстинкт социального самосохранения, активировавшийся в момент перемен на сохранение семьи, на защиту своего дома, России в целом. Это они составляют сегодня костяк и волонтерского, и добровольческого движения. Беспринципные же люди диапазона ПАЛ, те, у кого дефицит Совести, Стыда, патриотизма, кто склонен к предательству, кто не признает и не придерживается основных общественных и нравственных личностных ценностей, последним не делятся, и тем более фронту не помогают. Скорее наоборот. Не случайно большинство из этих людей кормятся с руки западных фондов. И отрабатывают эти подачки предательством по отношению к своей стране. Таких разоблачений уже прозвучало достаточно.
То есть, эти люди из диапазона ПАЛ видоизменяются, трансформируются в сторону вышеописанного нами психопатического диапазона. Да и согласитесь, большинство адекватных людей на бытовом уровне воспринимают их как неудержимых и непримиримых представителей пятой колонны. Прежде всего, за их слова и поступки, в целом за идеологию, направленную на развал страны.
Так что СВО стала своего рода лакмусовой бумажкой, которая показала, кто есть кто в нашем обществе.
– Все это сказанное вами крайне интересно. И многое в происходящем сегодня в обществе объясняет. Да и в прошлом, взять те же постперестроечные процессы после 1992–1994 годов…
– Тогда все оказалось намного сложнее. Мы в тот период проводили психологические исследования в школах, институтах, на предприятиях и количество людей с проявлениями аномальной личностной изменчивости за год с 15 процентов (до 1990 года) выросло до 43 процентов к 1995 году. Просто взрывной рост. Был разрушен примат закона, уже не боялись правоохранительных органов, нарастали экономические аферы и никто ни за что практически не отвечал. Страну, ранее единое целое, разорвали на 15 частей. Справедливости приходилось добиваться по понятиям. Кто-то пошел торговать, а кто-то взялся за оружие. Беспринципные, с криминальным мышлением, алчные, склонные к предательству, двурушничеству в то время активно пробирались во власть. На самые верхние этажи. Одних только предателей из числа бывших вице-премьеров правительства среди уехавших народ насчитывает несколько десятков. Фигуры помельче никто даже не вспоминает.
Деление на эти три категории, кстати, не просто личное мнение. Оно подкреплено и основывается на психолого-математических моделях изучения более 3000 тысяч человек. Этот научный результат, как и любой другой, должен учитываться в работе властных структур с людьми. Тогда будет значительно меньше неожиданностей и спекуляций на тему, что мы не знаем свое общество. И удивления: ах, они побежали, как так получилось, что мы проморгали? И не нужно усилий по их возвращению. Они свой выбор сделали. Когда у нас будет Победа, они сами вернутся. Другой вопрос, надо ли принимать в общество аномальных личностей или лучше сразу очищаться от них?! Надо понимать, что то положение, в котором они сейчас оказались, для них психологически очень некомфортное.
– Надо полагать, Игорь Викторович, представители нормы сегодня задают тон в российском обществе?
– Пока только стремятся, потому как не хотят мириться с тем, что Россия, наша Родина может быть просто уничтожена. Среди тех, кто сейчас на передовой, кроме профессиональных военных, и депутаты, и офицеры в отставке, и руководители, и бизнесмены, журналисты и даже писатели. Тех профессионалов, кто поехали на передовую, следует максимально сохранить для переустройства общества после завершения СВО. Иначе, кто это будет делать?! Можем наступить на старые социальные «грабли».
Понемногу к широким массам приходит понимание, что война эта намного сложнее и глубже по своей сути, чем просто операция по денацификации и демилитаризации Украины. Население Украины подверглось специальному психотронно-информационному поражению, которое меняет сознание человека, искажает его волю, навязывает сатанинские ценности с культом жертвоприношений. Это война – с американским фашизмом, с нацизмом, которые возрождены Западом для разрушения союза православия и ислама в России!
Только высокая нравственность и гуманистическая мораль, в том числе и религиозная, народов России препятствуют распространению трансгендеров, гомосексуалистов, педофилии, сохраняет устои семьи и общечеловеческие ценности. Обо всем этом давно забыли на Западе, если сказать точнее, то искоренили. Украина, к великому сожалению, просто используется как орудие, инструмент в этой античеловеческой игре. Сейчас масса примеров (из Норвегии, Швеции. Германии, Франции…), когда наши сообразительные соотечественники обманывают западную полицию, ювенальную юстицию и таможню, только чтобы спасти своих детей и увезти домой в Россию, которых хотят отобрать из семьи по заявлению соседей или по навету злопыхателей. Когда слышу рассказы об этом, то возникает чувство гордости за русских чеченцев, дагестанцев, осетин, наконец, и собственно русских, для которых семейные, родительские, братские узы дороже «зарубежной похлебки» и буржуазных ценностей. У меня порой складывается впечатление, что руководство нашей страны выжидает время как раз для того, чтобы пришло понимание, осознание происходящего, чтобы это осознание пронизало все слои общества – нас хотят уничтожить и западные идеологи прямо об этом говорят и пишут!!! Уничтожить как в плане социальном, так и национальном, чтобы вообще не осталось нашего государства.
Обратите внимание, не в последнюю очередь на почве именно борьбы с западным нацизмом православие все больше объединяется с исламом и другими религиями. У нас одни понятия Совести и социальной Справедливости. Коллективному Западу присущи совсем иные ценности – эгоизм и цинизм, личная нажива через обман, мошенничество, наконец, убийство, примат принципа социального неравенства способствует уничтожение целых народов, стран, безжалостно уничтожая всех, кто противиться американской «демократии и либерализму».
– Как это ни странно, Игорь Викторович, дальше всего от понимания, что мы боремся с европейским нацизмом, находится молодежь. Не зря же основная часть добровольцев на СВО – люди среднего возраста. В ходе общения с молодыми очень часто слышу, что всякого рода аналогии происходящего сегодня с Великой Отечественной войной – преувеличение. И что война – это категория каменного века, в веке двадцать первом противоречия разрешаются без крови, надо уметь договариваться. Любые попытки разъяснить глубинную суть происходящего молодыми не воспринимаются. Мол, ты, дядя, смотришь официальные новостные каналы, потому зомбирован, а вот я просматриваю другие, вплоть до зарубежных, и у меня совсем иное, свободное от пропаганды понимание…
 – Старая истина: скажи, что ты читаешь, и я скажу, о чем ты думаешь. Наши дети просто часами «сидят» в интернете, в частности, в соцсетях, а родители не обращают на это внимание, главное, чтобы им не мешали заниматься своими делами. А там тон задают мастера информационных войн, нейролингвистического программирования, эриксонианского гипноза и не только, в частности, из военно-морского ведомства США. Дети, подростки, юноши и взрослые  десятилетиями находятся под влиянием деструктивных информационных факторов.
 Основная цель соцсетей – навязать иные антигуманистические ценности, патологическую эротичность и сексуальность. Никто не говорит о развитии гармоничной личности, о любви, о дружбе, наоборот, навязываются «художественные» образы полуслабоумных, злобных, ненавидящих весь мир лиц, лиц дегенератов (типа Моргенштерна…Дани Милохина…и многих других…) с уродливыми прическами, мимикой, жестикуляциями, интонациями голоса, одеждой, произносящих откровенно глупые сентенции (секс, наркотики…) и часто направленные против старших, против родителей, против общепринятой морали.
 Наконец, в мультфильмах, в утренних фильмах по телевизору мы видим детей и подростков в виде «актеров», которые, по сути, формируют аномальный или патологический стереотип рассуждений и поведения детей и молодежи. Мы являемся свидетелями тиражирования аномальных культуральных стереотипов, которые превращают, переводят психические отклонения в регистр нормы (блогеры, реперы, тиктокеры, аномальные интервьюеры…). После этого разве можно удивляться росту ненависти и агрессии ко всем, росту суицидов среди подростков и молодежи или расстрелам своих же сверстников школьников, студентов…
– А что этому можно противопоставить?
– Клиническую и социальную психиатрию, клиническую психологию. В моей практике были случаи, когда приходилось лечить детей от воздействия такого группового нейролингвистического программирования. Задача весьма трудная, но выполнимая. Соответствующие методики сотрудниками нашей Клиники пограничных состояний СтГМУ наработаны и запатентованы.
Да и не только наши дети попадают под это деструктивное информационное поражение. Посмотрите внимательно на так называемые школы Личностного роста для взрослых. Человеку внушают: ты во что бы то ни стало должен стать номером один в своей организации.., в городе… в регионе. И что для этого гуру этих школ рекомендуют использовать? Психологическую манипуляцию людьми: распространять сплетни, порочащие конкурентов, писать анонимки, чтобы занимались не делом, а разборками; плести утонченные интриги, чтобы подчинить себе окружающих, вызвав страх, тревогу, парализовав работу. Главное, шагая по головам, добиваться власти и денег. Формула психологического террориста «ничего личного, это просто бизнес». Сколько на этой основе конфликтов в школах, вузах, на предприятиях! Сколько дел рассматривается в судах, отвлекая человека от созидательного труда!
Противодействовать информационной войне должна государственная машина. У нас даже соответствующей структуры нет. Не говоря уже о министерстве пропаганды.
– Все войны заканчиваются, завершится и СВО на Украине. Наши воины вернутся в общество, понюхавшие пороху, жесткие и бескомпромиссные. По вашему мнению, Игорь Викторович, они легко впишутся в наше общество. Или их здесь ждут сюрпризы? История ведь знает немало примеров, когда повоевавшие не находят себя в мирной жизни…
– Наверняка ясно только одно: они уже не будут, как раньше, неким пассивным социальным слоем, а еще хуже прослойкой. Воины укрепились в своих гуманистических ценностях и, по меньшей мере, станут требовать социальной справедливости. По большей – будут претендовать на принятие решений, а значит и на руководящие должности. Кстати, призыв нашего губернатора В. Владимирова к тем, кто прошел СВО: уже сегодня идти во власть, а властным структурам принимать их в свои ряды, весьма своевременный и правильный. Ничего, кроме политического оздоровления, нашим государственным и муниципальным структурам военный «призыв» не принесет.
– Повоевавший человек нуждается в реабилитации. Физической, духовной, социальной. Наш край сейчас активно подключается к этому процессу, программы реабилитации запускают и санатории, и медицинские учреждения. Какое место, Игорь Викторович, должна занимать здесь психологическая реабилитация?
– Чуть ли не основное. Потому как здорового тела не бывает без здорового духа.
Участники сражений, и СВО здесь не исключение, даже приехав с фронта, продолжают еще долго жить боевыми действиями, иное они не слышат, мозг загружен навязчивыми воспоминаниями, нарушением сна и прочим. Не зря же разработано такое психиатрическое понятие как посттравматическое стрессовое расстройство – ПТСР. Оно о них. Вернуть их в обычную жизнь – непростая задача.
Скажу так, что после чеченской 
войны многие участники боестолкновений, и не только раненые, проходили у нас, в Клинике пограничных состояний медико-психологическую реабилитацию через каждые 6 месяцев или ежегодно. После Беслана прошли курс реабилитации наши сотрудники врачи, психологи, медсестра по нашей медико-психологической системе. Это самое надежное подтверждение качества реабилитации, когда сами сотрудники верят!!! Наш опыт накапливается уже почти три десятилетия. Медико-психологическая система помощи военнослужащим, пережившим заложничество, плен, насилие, которую мы разработали, широко используется во многих странах, начиная с США.
Человек полностью восстанавливается, волевые и эмоциональные функции нормализуются, мышление приобретает рациональный, прагматичный характер, что позволяет оптимизировать свою деятельность, помогать окружающим. Появляется потребность жить обычной жизнью, и она реализуется после реабилитационных мероприятий.
Консультации психиатров, других специалистов для участников боевых действий и лечение, в том числе после СВО, в Клинике пограничных состояний СтГМУ безвозмездные с 1996 года. Лечение проводится как в дневном, так и в круглосуточном стационарах.
– Успехов вам и терпения в этом благородном деле.
 

Последние новости

ГУБЕРНАТОР ВЛАДИМИРОВ ПРЕДСТАВИЛ ПЛАНЫ РАЗВИТИЯ КУРОРТОВ СТАВРОПОЛЬЯ НА ПЛЕНАРНОЙ СЕССИИ ПО РАЗВИТИЮ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

В Москве на площадке выставки «Россия» под председательством вице-премьера Правительства РФ Александра Новака состоялась пленарная сессия «Пространство будущего: Северо-Кавказский макрорегион».

Губернатор Владимиров представил планы развития курортов Ставрополья

В Москве под председательством вице-премьера Правительства РФ Александра Новака прошла пленарная сессия «Пространство будущего: Северо-Кавказский макрорегион».

Поздравление с Днем России

Дорогие друзья! Примите искренние поздравления с одним из самых важных праздников нашей страны – Днем России!

Card image

Сравнение гофрокартона с другими материалами упаковки по целому ряду параметров

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *